Cats Warriors. Pride and Prejudice

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Cats Warriors. Pride and Prejudice » Лагерь племени теней » Главная поляна


Главная поляна

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

0

2

Солнце скрылось за мрачными серыми тучами. Довольная такой удачей (слепящего солнца, да ещё и создающего жалкую иллюзию тепла в холодные дни листопада, кошка не переносила), целительница выследила неподалёку от себя кучку играющих котят. Те, поймав на себе пристальный взгляд болотно-зелёных глаз − да ещё и не чьих-то там, а Змееедки − застыли в ожидании своей участи. Играться с рыжей они разучились уже давно, знали − не подействует на неё детское обаяние.

Эй, малышня, − окликнула котят Змееедка. − Вот вам лягушка с сюрпризом, играйтесь. Кто достанет больше всех маковых семян, получит возможность лицезреть мою палатку и даже позаниматься там крайне полезным для племени делом.

Котята медлили. Целительнице пришлось взглянуть на них немного по-другому, и под этим взглядом малышня мгновенно вытянулась в струнку и перестала переглядываться.

Живо, − процедила кошка, кидая компании квакушку, − играйте.

На котят её слова подействовали, но первое время Змееедка явственно чувствовала напряжение, исходящее от них. Совсем скоро, впрочем, мелкие будто и забыли о произошедшем, и даже королевы, молча кидавшие всё то время на травницу уничтожающие взгляды, отвлеклись от процесса накладывания порч и загляделись на своих детей. Целительнице ни до первых, ни до вторых дела не было абсолютно никакого.

«Есть хочется».

Отредактировано Змееедка (2016-11-05 16:58:32)

0

3

хвойный лес -->

Мох гордо ступил на поляну, таща за хвост ящерицу, которая безжизненно болталась словно маятник. В мышцах, после охоты, появилась приятная усталость, хотелось растянуться под ласковыми солнечными лучами и полной грудью вдохнуть...
Что вдохнуть? Свежий воздух? Не смеши сам себя, мышеголовый. Ты хочешь вдохнуть ЕЁ запах, зарыться носом в ЕЁ мягкую шерсть.. Какой же ты мерзкий.
Порой глашатай действительно ловил себя на чувстве само-отвращения. Чаще всего это случалось тогда, когда он замечал, что кидает влюбленные взгляды в сторону Мягколапки (предположим) и ревностно распушал загривок, если замечал ее мило болтающей с другим котом. Вел себя как влюбленный котенок с отсутствующим самоуважением, стараясь посильнее кольнуть любимую кошку, лишь бы она не заметила искренней теплоты.
Отвлекшись от акта мысленного самобичевания, он с легким удивлением взглянул на молодую целительницу, которая, как обычно, радостно заставляла, окружающих ее котов, себя ненавидеть. Весело мурлыкая своим собственным мыслям и  наблюдениям, кот подошел к Змееедке, кидая к ее лапам ящерицу.
- А ты с каждым днем все добрее и приятнее!
Пряча легкую усмешку, глашатай уверенным движением лапы пододвинул к целительнице дичь и уже более прохладным тоном заявил:
- Ешь. Скоро наступят Голые деревья, а нам только больной и отощавшей целительницы и не хватало.
Бросив выразительный взгляд на густую шерстку, покрывающую стройное, поджарое тело кошки, кот принялся раздумывать о том, что стань она воительницей, то был бы от нее прок или нет. Прикидывая, зачем ее засунули в палатку целительницы сразу же, как она только вылезла из яслей, Мох пустым взглядом наблюдал за игравшими котятами, которые со смесью радости и недоверия во взгляде, пинали лягушку, на радость королевам.

0

4

Змееедка, услышав слова о приятности и доброте, хотела было даже возразить: вежливо так, интеллигентно, как учила в своё время − пусть и безрезультатно − наставница, наивная в своих стремлениях вырастить из гадкого утёнка прекрасного лебедя. Возражение произошло, но почему-то вышло оно совсем не так, как ожидалось: кошка скривила морду, почти даже показала розовый язык, и с него-то и собиралось сорваться нетипичное для лесных воинов, грубоватое, но ёмкое «Чё?», пока прямо перед носом целительницы не пролетела, шмякнувшись о землю, аппетитная ящерка. Все возмущения мгновенно сошли на нет, вместе с громким урчанием желудка устремившись в затянутые тучами небеса, и кошка, не тратя времени и сил на излишние, по её мнению, благодарности за своеобразную заботу, с упоением вгрызлась в свежую добычу, продирая острыми клыками упругую кожу чешуйчатой красавицы.

Так что, − произнесла она как бы невзначай, отвлекаясь от тщательного пережевывания и едва только уши не сворачивая в трубочки от наслаждения. Чужие мяско и внутренности сладостью осели на кошачьем языке, и Змееедке, как и всякой Теневой кошке, осталось разве что заурчать от удовольствия. Жаль, что при Мхе она себе подобного позволить не могла. Кстати, насчёт него. − Кхм. Так что, − повторила целительница, − ты заболел? Не сказать, что я за тобой слежу, но это, вроде как, входит в мои обязанности, − кошка не стала сдерживать в себе громкое короткое фырчание, − и мне показалось, что ты в последнее время чувствуешь себя неважно. Не то в облаках витаешь, не то ещё что.

Она сделала ещё один укус, прожевала и проглотила сладкий кусок.

Признавайся, что тебя там тревожит. За ящерицу, так уж и быть, отплачу задушевной беседой с лучшей целительницей во всём лесу. Ты говори-говори, я послушаю. Только доем сначала...

0

5

Мох проследил взглядом за голодной целительницей, которая жадно впивалась в дичь, с упоением, едва ли не урча и чавкая, жуя мясо.
Если бы наш предыдущий предводитель был бы хоть немного умнее барсука, то все же заключил бы союз с Речными котиками и мы бы уже давно оттяпали земли Грозовых неудачников. Тогда бы не пришлось наблюдать за тем, как мои соплеменники радуются каким-то ящерицами. У нас были бы жирные полевки и сочные дрозды, которыми Грозовое племя денно и нощно набивает себе брюхо!
Голос Змееедки резко выдернул его из собственных мыслей и кот с трудом подавив в себе недовольное шипение, вызываемое собственными мыслями, поток которых наконец-то закончился, чтобы кошка не решила, что он шипит на нее.
- Кхм. Так что, ты заболел? Не сказать, что я за тобой слежу, но это, вроде как, входит в мои обязанности, и мне показалось, что ты в последнее время чувствуешь себя неважно. Не то в облаках витаешь, не то ещё что. Признавайся, что тебя там тревожит. За ящерицу, так уж и быть, отплачу задушевной беседой с лучшей целительницей во всём лесу. Ты говори-говори, я послушаю. Только доем сначала...
Глашатай неуверенно переступил с лапы на лапу, приподняв одну бровь и вопросительно вгляделся в целительницу, взвешивая в своей голове все "за" и "против" душевных разговоров.
- Нууу, - начал Мох, - я просто все время думаю о...
Кот осекся и еще раз, более внимательно чем прежде, взглянул на Змееедку, по прежнему гадая, точно ли ей можно было бы рассказать то, что его тревожит. Потом, вспомнив еще и о других свидетелях их беседы, он перевел взгляд на котят и с облегчением отметил, что они настолько увлеклись игрой, что уже и забыли о существовании старших котов рядом.
Черт с ним.
- Мягколапке, - выпалил глашатай на одном дыхании, непроизвольно зажмурив глаза, словно ожидая удар от звуковой волны, вызванной смехом целительницы, вооот...
Мох медленно приоткрыл один глаз и вновь покосился на Змееедку и сразу же решил продолжить, пока она еще не успела ничего сказать:
- А еще я беспокоюсь о племени. Еще только середина Листопада, а мы уже впроголодь живем. А все могло бы быть иначе, подари Звездное племя нашему предыдущему предводителю хотя бы частичку мозгов.
Кот от досады черканул когтями по земле, вздымая в воздух пыль и следя унылым взглядом за тем, как та неторопливо оседает обратно.

0

6

Змееедке определённо стоило начать менять что-то в своей жизни. Вот уж действительно не ожидала она, что Мох −  тот самый Мох, её соплеменник, а не какой-то там другой, случайный, незнакомый − действительно решится на проникновенный разговор. Да и с кем − с ней-то? С кошкой, которую десятой дорогой обходил каждый Сумрачный котёныш, едва открывший глаза и научившийся держаться на крошечных лапках; с кошкой, которая долго и тщательно создавала образ нелюдимой мрачной бунтарки; с кошкой, которая, по идее, любое подобное признание мгновенно должна (обязана) была обсмеять, а падкого на откровения воителя − заткнуть и унизить... С кошкой, которая этого, почему-то, не сделала, хотя в душе у неё и зародился было росток недоверия к собственным действиям и, в особенности, к самому воителю, действительно решившемуся открыться ей.

Что-то требовало перемен. Определённо. Змееедка оставила у себя в голове мысленную галочку и решила заняться своим образом чуть позже. Сейчас она, в первую очередь, была кошкой, да ещё и кошкой весьма любопытной. Слова о приближающихся холодах и голодании целительница благополучно пропустила мимо ушей, к кормёжке себя любимой относящаяся, как к чему-то самому собой разумеющемуся. А вот весть о любовных потехах старшего поколения её заинтересовала.

Чего это ты при упоминании её имени смущаешься, как котёнок малый? − усмехнулась кошка. Не беззлобно, но довольно мягко для обычной себя − видимо, понимала где-то в глубине души, что влюблённые, да ещё и влюблённые несчастно всегда были самыми ранимыми. − Поверить не могу, что ты, глашатай, который мне в отцы годится, не можешь справиться с собственными чувствами. Тебя уже успели отвергнуть, что ли?

Неожиданно в голову Змееедке закралась любопытная мысль.

Или, − она хитро сощурила глаза и улыбнулась дьявольски, чувствуя себя победительницей, − Мягколапка даже не знает о твоих страданиях?

0

7

Глашатай глубоко вдохнуло и прерывисто выдохнул. Почему-то именно сейчас, на пол-пути к откровениям, он вдруг осознал всю нереальность происходящего: он, молчаливый, сдержанный и хладнокровный, посвящает в свои душевные терзания язвительную целительницу, к которой любой нормальный и здравомыслящий кот рискнет приблизиться лишь находясь уже одной лапой в Звездном племени.
Поздравляю, дружок, ты кажется совсем спятил.
Переведя взгляд с играющих котят на Змееедку, он с удивлением отметил, что взрыва смеха не последовало, но ехидная усмешечка не укрылась от внимательного взгляда фисташковых глаз. Мох обижено поковырял когтем землю, потупив взгляд, думая о том, что здесь происходит что-то из ряда вон выходящее.
Дааа, думаешь, если хихиканье не слетело дальше твоих усов, то я его не замечу? Как бы не так!
Кот, по прежнему не отрывая взгляда от земли, начал, к своему собственному удивлению, мямлить, словно провинившийся котенок:
- Да ничего я не смущаюсь, мне вообще все равно. Подумаешь.. Мягколапка... Таких Мягколапок тут еще три племени ходит.. Пф...
После сказанной речи, он сжался, став еще меньше, пристыжено прижав уши. Целительница вела себя с той торжественностью и ехидством, словно застукала его за чем-то постыдным и теперь дразнит. Подняв глаза, он встретился с ней взглядом.
Ну точно! Она явно получает неописуемое удовольствие от своей дурацкой проницательности! Как бы не лопнула от радости...
Фыркнув догадке Змеедки, Мох уже более уверенным тоном продолжил:
- Да, она не знает. Ну и что? Ты слышала как мы с ней общаемся? Просто удивительно, как нас друг от друга еще не стошнило не разу, учитывая то, что мы друг другу говорим. Она свой, и без того острый, язык каждый раз дополнительно затачивает о мое самолюбие! А я глашатай между прочим, а не оруженосец, я уважаемый кот! Естественно я на это реагирую в не самой вежливой форме, не могу же я весело мурлыкать, когда меня при всех мышеголовым комком шерсти называют.
Чем больше он говорил, тем обиднее ему за самого себя становилось и он, в непривычной для самого себя форме, заглянул целительнице в глаза, словно ища у нее поддержки и искреннего участия в решении его душевных мук, с недовольством отмечая про себя, какие удивительные вещи любовь творит с самыми черствыми котами.

0

8

начало игры

Бурым вихрем Железняк ворвался в лагерь. Это выглядело бы так, словно он обнаружил в лесу как минимум полчище барсуков, если бы не благодушное выражение его морды. Он только вернулся из патруля, всклокоченный, словно валялся по всей границе, чтобы соседи знали, что с племенем Теней нельзя шутить. На границах Железняк, конечно, не валялся, но так спешил домой, что просто не замечал кустов и репейников. Его бурый хвост был весь в цепких семечках лесных растений и репьях. Веточки застряли в бурой "гриве". Он резко отряхнулся, скидывая с себя лесное барахло, но репья, в отличие от веточек и листьев держались крепко. Заметив Мха и Змееедку, Железняк довольно прищурился и подошел к ним.
- Доброй охоты, - негромким, прохладно-спокойным голосом сказал он, кивая старшим по званию. Без нарочитой жизнерадостности, но весьма приветливо. - Остальные патрульные просили меня передать, что решили хорошенько поохотиться. Думаю, они не скоро вернутся. Всё чисто, никаких нарушителей.
"Отчитавшись", Железняк несколько расслабился. Важное дело сделано, теперь ему хотелось поскорее найти взглядом Жабницу, тем более, он чувствовал её запах у воинской палатки. Да и Мох со Змееедкой о чем-то разговаривали до его появления, глашатай выглядел взволнованным, может быть, целительница получила какое-нибудь послание от предков? Железняк чуть усмехнулся. Вряд ли зеленоглазого братишку смутила бы такая вещь. Скорее подняла бы его боевой дух. Скорее он снова убивается по вредной кошке. Удивительное дело, самый бравый вояка не сломил бы Мха, но какая-то мелкая ехидница врезалась в сердце занозой. По нему это слишком хорошо было заметно, так что она, должно быть, просто издевалась над глашатаем. Железняк выпятил массивный подбородок и поделился с глашатаем уверенной, поддерживающей улыбкой. Это он посчитал достаточным, после чего махнул хвостом в репьях и подошел к ямке для дичи. Задумчивым взглядом Железняк осматривал дно. В животе глухо заурчало. Он с грустью посмотрел на Змееедку, от которой аппетитно пахло ящерицей и снова на ямку. Хитро улыбнувшись, он чуть развернулся к воинской палатке и крикнул:
- Жабница, выходи. У меня тут для тебя есть очень вкусное ничего!
Пёстрая кошка выглядела воздушной, эфемерной, только взгляд круглых зеленых глаз выдавал заинтересованность. Железняк почувствовал, как сердце радостно встрепенулось и махнул через поляну к Жабнице. Казалось бы, он бежал как молодой, крепкий барсучок, чтобы сбить её с ног,  но на деле остановился перед ней и слегка ткнулся носом в нежную шерстку за ухом. Ему нравилось такое приветствие. Нравилось гораздо больше каких-то кивков или приевшихся слов. Ведь уютный запах теплой подстилки и родного лагеря мог сказать ему куда больше, чем спокойные взгляды вышестоящих.
- Хочешь кушать? Я тоже. Съел бы десяток барсуков не жуя. Эти патрули так навевают голодные мысли, что я вернулся один. К тебе вернулся.
Он гордо обвил лапы грязным хвостом в семенах и репьях и показал Жабнице царапину на носу. - Упал в терновник. Вот умора. Как ты тут?
Всем видом бурый Железняк намекал на то, что хочет утянуть Жабницу на охоту. Мало того, он не столько хотел взять её на охоту как любимую кошку, сколько как хорошую охотницу, понимая, что в одиночку может вовсе ничего не поймать, кроме пресловутых шишек.

+2

9

Начало игры

«Отдыхая» в палатке воителей, кошка бережно приглаживала шерсть, дабы занять себя хоть чем-то. Спокойное ожидание любимого патрульного не только выматывает, но и тянется бесконечно. Тем не менее, сколько бы Жабница ни пыталась сосредоточиться на своих мнимых проблемах, головой и сердцем она была там же, где и Железняк. Конечно, она не думала о том, что при патрулировании может случиться что-то плохое, да и если случится, то Железняк – кот сильный, он сможет справиться с любыми трудностями. Просто она уже соскучилась по бурому меху любимого соплеменника. А, может быть, просто по-доброму завидует тому, что Железняк сейчас находится за пределами лагеря.
Впрочем, пролеживая бока в палатке, Жабница точно не добьётся таких же успехов, каких могут добиться более активные коты. А ей, в общем-то, и хотелось как-то активизироваться, вот только не успокаивающееся чувство тревоги давало о себе знать, каждый раз ухватываясь за сердце воительницы. Перескакивая с мысли на мысль, кошка все же решила выбраться из какой-то затягивающей неги и посмотреть, как же обстоят дела у соплеменников.
И как раз вовремя.
До ушей донёсся уже такой родной голос Железняка. Навострив уши, кошка удивленно выглянула из палатки. Она сначала не смогла понять, голос был реален или это разыгралось совсем воображение, рисуя Жабнице скорейшее возвращение Железняка. Оказалось, правда.
Она тепло и счастливо улыбнулась, когда бурый воитель ринулся в её сторону, буквально желая снести с лап. И Жабница была не Жабница, если бы в этот момент отошла в бок. Поэтому приняв в теплые объятия бурого кота, воительница счастливо опустила лапу на загривок Железняку.
Заметив чуть-чуть поодаль глашатая и целительницу, трехцветная лишь добродушно кивнула им в знак приветствия. Ей не хотелось говорить, не хотелось нарушать такую приятную и теплую атмосферу обращениями к другим. Все же, сейчас рядом с ней был Железняк. А все остальное не так уж и важно.
Разглядывая взъерошенного рваноухого кота, Жабница чувствовала, как наполняется гордостью за своего Железняка. Мощный бурый кот может и выглядел несколько потрепано, но эта потрепанность свидетельствовала лишь о его отличных воинских качествах и его бесстрашии. Да и шрамы украшают, как-никак! Вот только Жабница не могла не показать переживания. Взволнованно выдохнув, она лизнула Железняка в нос. А затем провела языком за ушами, легонько прихватив зубами левое.
- Что значит «вкусное ничего»? Ты же вернулся, - она легко ткнулась лбом в грудь бурому соплеменнику и тихо замурлыкала.
- Хочу кушать. Поэтому полностью поддерживаю твою идею с десятком барсуков. Они бы сейчас пригодились. Ну, может быть чуток поменьше. Десяток, думаю, не съем, – тихо посмеявшись, кошка заглянула Железняку в глаза.
- А я ждала тебя. Ждала тебя, пусть извалявшегося в терновнике и голодного. Тут, в лагере, немного скучно проводить время на одном месте, знаешь. Так же, как скучно немного в одиночестве. Но ты теперь вернулся.

+1

10

Железняку казалось, что после того, как его отправили в патруль, Жабница наверняка досмотрела сны и ускакала в лес на охоту, поэтому так спешил, волнуясь, что не застанет её, она ушмыгнет прямо перед его приходом или же не успеет вернуться. В любом случае, он хотел поскорее увидеть её. Соскучился, как-никак, но обязанность есть обязанность. Не будешь патрулировать и обновлять метки на границах - готовься к тому, что в следующий раз твоя территория станет значительно меньше. А к территориям племени Теней Железняк был очень ревнив, внимательно и недоверчиво обнюхивая каждый клочок земли, прежде чем сделать вердикт: никто не переметил границы в пользу чужого племени. В иных случаях Железняк жутко злился, рвал траву когтями и громко рычал, припоминая соседям их наглость. Мог нагло поставить метку дальше нужного, чтобы знали, как задирать сумрачных котов. Если рядом была Жабница, он ещё долго бродил вокруг неё, гордо приподнимая подбородок, прижимая основания рваных ушей к голове и с яростным шипением объясняя, чтобы он сделал с блохоголовыми соседями и как бы надрал задницы этим любителям острых ощущений. Он никогда бы не поверил, что кот чужого племени может "промахнуться" или забыться, увлекшись. Нет, по мнению Железняка, всё это был ужасный заговор против Сумрачного племени, и всех нарушителей следовало жестоко покарать.
Впрочем, к чему все эти рассуждения о патрулях, если Железняк уже дома, в лагере? Если прижимается носом к шерсти Жабницы, оставляя на её загривке каплю крови с пораненного носа? Вроде бы царапинка затянулась, но около кучи с дичью он ненароком почесал саднящий нос и надорвал края ранки. Царапина ерундовая, на следующий день от неё практически не останется следов. Но для Жабницы он уже герой, поэтому сурово, красиво хмурится и расправляет плечи, как в старые времена, когда он был маленьким хулиганом Буреньким и точно также расправлял плечи и хмурил по-взрослому взгляд, стараясь выглядеть перед своей пёстрой подругой красивым и серьёзным.
- "Вкусное ничего" означает, что сезон Листопада заступил в свои права и всё живое попряталось в норы, так что нам нечем набить живот, последнее ушло на трапезу котятам и старикам, - отрапортовал верный воин, вытягиваясь по струнке перед Жабницей. Но серьёзная поза тут же исчезла, он расслабился и ласково улыбнулся.
- В лагере скучно? Я думал, ты отсыпаешься после вчерашней ночи. Помнишь, что мы делали вчера ночью? - его глаза стали словно ярче. - Такую большую белку поймали у Платана. Я в жизни не видел таких крупных белок. И её за один-то вечер умяли.
В животе снова заурчало, но Железняк тут же низко муркнул, чтобы заглушить голодное урчание.
- Я правда торопился. Торопился только для того, чтобы снова убежать из лагеря, теперь с тобой. Ты хорошо отдохнула? Пошли скорей.
Знаком хвоста Железняк показал Мху, что они с Жабницей уходят, после чего с необычайной юркостью для крепко сбитого вояки вышел из лагеря через лаз, не задев цепких терновых плетей.
к Гнили

+1

11

Она задумчиво склонила голову, слушая Железняка. Шутки шутками, а кот был прав – в лагере племени совсем не оставалось ничего съестного. А что уж говорить о ситуации за пределами Сумрачного лагеря? Сезон Листопада успел нанести ущерб племени Теней, выгоняя пищу прочь с открытой местности. И как бы племя не старалось – полностью подготовиться к сезону Падающих листьев не смогло. Однако воительница была уверена, что до наступления сезона Голых деревьев Сумрачное племя успеет собраться с лапами и наловить как можно больше добычи. По крайней мере, кошка была уверена, что никто не пустит это дело на самотёк. В скором времени питаться все же надо будет чем-либо.
Ткнувшись нежно носом в щеку Железняку, Жабница тихо замурлыкала, словно была не в силах оторваться от возлюбленного. Ей нравилось, несмотря ни на что, проводить время с бурым воителем. А уж если тот начал склонять Жабницу к охоте, то кошка чувствовала – день выдастся удачным. Возможно, они вдвоем принесут как можно больше еды, а затем подтянутся и остальные воители, сваливая в яму и свою добычу. От таких мыслей у трехцветной ещё сильней разыгрался аппетит. Судорожно выдохнув, кошка прикрыла глаза и задумчиво хмыкнула.
- В лагере очень скучно. Я бы отоспалась после продуктивной ночи, но как, когда твой бурый бок не согревает меня, – она сверкнула глазами и хитро улыбнулась.
- Нашли одну белку, найдем и других! Наверняка зазевавшуюся пушистохвостую мы встретим еще не раз.
Жабница была полностью согласна с желанием Железняка отправиться на охоту. К тому же, её лапы совсем затекли от бездействия. Поэтому воодушевленно взвизгнув, словно оруженосец, которому поручили ответственное задание, Жабница рванула следом за бурым котом. Взволнованная, она уже представляла, как порадует племя найденной добычей.

Гниль

+1

12

Здесь кошка даже спорить не стала. Вот уж действительно, даже для неё оставалось загадкой то, как не то чтобы этих двоих (с ними всё было ясно: кретинское поведение Мягколапки и взрослый, казалось бы, Мох, чувству влюблённости подчинившийся, как слепой подросток − безмозглость обоих была налицо), но и всё племя и её с соплеменниками на пару не вырвало ещё с десяток раз при виде незабываемой парочки. Препирались они, конечно, нечасто, здесь Змееедке стоило отдать им должное, иначе давно бы обоих в ближайшей речке утопила, чтоб над ухом не гудели, да только вот с каждым разом казалось всё сильнее, что всё-то их ссоры выходили за грани разумного. Не было между Мягколапкой и Мхом того запала, той искры, свойственной действительно яростно спорящим котам. Химии между ними, впрочем, не было тоже; лишь какое-то необъяснимое желание съязвить и уколоть друг друга, свойственное скорее глуповатым котятам, чем взрослым, вообще-то, воителям. И это-то Мох, тот самый «а я, между прочим, уважаемый», смел на полном серьёзе обзывать хоть каким-то словом, кроме ёмкого «идиотизм»? Да не смешите.

Кот, закончив свою тираду, неожиданно посмотрел в глаза целительнице (мысль разговора уже потерявшей), и у той аж шерсть дыбом встала от возмущения, а из горла вырвалось глухое рычание вперемешку с чем-то булькающим, чисто кошачьим.
Личное пространство, − прошипела она откровенно зло, поднимаясь со своего места и отходя от глашатая на расстояние доброго лисьего прыжка. Секундой после, решив для себя, что чужие поступки лишать её обеда не должны были, она подобрала с земли ящерицын хвост, оставленный на десерт, и уединилась с ним чуть поодаль от кота, совершенно не желая обращать на того внимание. Мох был тотчас же отвлечён и скрылся из виду, котята продолжали играть с лягушкой. Лепота...

Счастье Змееедки продлилось недолго. Стоило ей всего ненадолго выпасть из реальности в процессе переваривания пищи, как тут же морду ей ошпарило чьё-то горячее дыхание, а над ухом раздался, не иначе, рёв дикого быка. Одна из кошек-мамаш − её рыжая целительница всегда воспринимала как самую громкую и часто предлагала той сходить в лес прогуляться и не вернуться − подскочила к ней, выдёргивая из транса, и начала что-то яростно шипеть, не забывая при всех недостатках подвижности своей кошачьей анатомии резво жестикулировать. Из чужих слов Змееедка выловила самые ей необходимые, ловко пропуская мимо ушей все оскорбления и обвинения в некомпетентности, и со вздохом поднялась, подходя к притихшим детёнышам.

И кто из вас съел зёрна? − спросила, изогнув бровь. Ответ долго себя ждать не заставил, и маленький вредитель тут же оказался перед ней, обиженный (на так безжалостно сдавших его ровесников) и напуганный (а вот тут Змееедка подумала, что причиной даже не она сама послужила, а стоящая за спиной мать). − Пошли. Расскажешь, сколько съел, и решим, что делать.

Котёнок послушно последовал за ней, а несчастную растерзанную лягушку королевы выкинули куда-то на грязное место. Эх, а день ведь так хорошо начинался. Зачем вообще из палатки своей вылезла?..

0

13

Беззвездная Ночь неторопливо выбралась из своей палатки на Главную поляну. Догорал кроваво-красный закат, и свет заходящего солнца золотил макушки многовековых сосен и елей, обсиупавших лагерь ее племени. Дни становились короче, а ночи длиннее. И холоднее.
Промозглый ветер бесцеремонно потрепал предводительницу по угольной чёрной спинке, нагло взъерошил шерсть, до того лежавшую волосок к волоску, заглянул в палатку и с утробным свистом вылетел вон, потревожив покой сиротливо прижавшихся к мерзлой земле желтых листиков. Беззвездная Ночь нахмурилась, но над погодой она была не властна, как бы ни прискорбно было в этом сознаваться.
Жизнь в лагере привычно бурлила. Часть котов под чутким руководством Золы заканчивала укрепление ежевичных стен лагеря, с охоты вернулся патруль, на краю поляны разминали ревматичные кости старейшины, у детской крутились котята, издали похожие на маленькие меховые шарики. Давеча ее Ивушка занозила лапу, наступив на какую-то острую штуку, оставленную Двуногими ещё в Сезон Зелёных Деревьев, а теперь подло укрытую от кошачьих глаз снегом. Беззвездная Ночь велела ей оставаться в палатке, пока лапа не придёт в норму, и теперь предводительница видела, как она сидит возле ее матери, изящно обернув хвостом лапки, и с видом знатока, глядит на то, как идёт работа по укреплению ежевичных зарослей. Ивушка была себе на уме, и этим очень напоминала Беззвездной Ночи ее саму много лун тому назад.
- Ивушка! - звонко окликнула свою ученицу кошка. Та обернулась. Беззвездная Ночь поманила ее хвостом к себе. Ивушка бодро попрыгала в ее сторону на трёх лапах, четвертую смешно поджимая под грудь.
- Ну, - мурлыкнула Беззвездная Ночь, когда Ивушка, несколько раз едва не потеряв равновесие, наконец достигла ее, - Покажи лапу.
Кошечка покорно протянула поврежденную конечность наставнице. Беззвездная Ночь внимательно посмотрела ранку, понюхала, после чего изрекла:
- Я хотела взять тебя в патруль, но мне не нравится, как заживает твоя царапина, так что сходи-ка к целителю, и после можешь выбрать себе землеройку пожирнее, - она лизнула Ивушку между ушек, - В случае чего скажешь, что я разрешила, - добавила кошка. Глаза Ивушки сверкнули, хитро и довольно, как всякий раз, когда ей делали поблажки на правах оруженосца самой предводительницы. Довольно кивнув, ученица заковыляла обратно.
- Позови мне Горчицу и Золу по дороге, - мяукнула Беззвездная Ночь в спину Ивушке, и кошечка качнула хвостом, показывая, что услышала распоряжение наставницы и предводительницы.
Темнело быстро. Когда к ней подошла Горчица, на лес уже спустились колючие сумерки. Зола старательно отчитывала кого-то из нерадивых оруженосцев. Из-за глашатаи Беззвездная Ночь не совсем видела, что происходит возле стены лагеря.
- Полностью ли заполнена яма с дичью? - деловито осведомилась кошка. Некогда Беззвездная Ночь сама руководила подготовкой припасов к Голым Деревьям, но нынче она предводительница, а то - обязанность глашатая. И, тем не менее, она не могла не спросить о том, как продвигается дело. "Ты должна быть в курсе в с е г о, что происходит в твоём племени", - звучал в голове мягкий и одновременно очень настойчивый голос кошки-матери.
- Я хочу проверить дальнюю границу. В последние дни до туда не доходил ни одни патруль, все были заняты охотой. Ты со мной?

Отредактировано Беззвездная Ночь (2017-01-07 13:01:48)

+1

14

Да уж, денёк сегодня выдался особо спокойный, и пусть говорят, что Теневые - коты ночи, так-то оно так, но и днём морок обычно хватает. Между тем смеркалось. Полупрозрачная дымка опускала свой подол на кроны деревьев, а солнце зазывало к себе последние лучники этого дня. Тучи дневных дождей разошлись по небосвода в разные стороны, оголяя звезды. Отнюдь рассматривать пейзажи у глашатой не было ни прав, ни желания. Своей обыкновенно быстрой походкой, она бороздила просторы лагеря, заглядывая в палатки оруженосцев, воителей, не обошла и целительскую, мол нечего бока мять, когда другие работают. Впрочем к последним у разношерстной претензий не было. Их целители всегда были чем-то заняты. Наверное, такова должность, как и у неё самой. Подойдя к яме с едой, она удовлетворённо кивнула. Котята поймали мышку, хотя скорее всего им лишь дали такую возможность взрослые, тем не менее малыши уверенно несли свой вклад в общую добычу.
- Вечера, ребятня. Надеюсь, ваша мышка достаточно сочная? Соплеменникам придётся по вкусу!
Одна из них бросила добычу в яму и уверенно хмыкнула в ответ, мол иначе и быть не может. Горчица же слегка улыбнулась и, смерив взглядом остальных, пошла дальше.
- Так держать.
Легко добавила она, оборачиваюсь через плечо. Все таки интерес младшего поколения необходимо было больше подписывать, не все же на наставников сваливать, и родители должны их хоть чему-то учить. Между тем янтарные глаза приметили ученицу Без звёздной Ночи. И если предводительницы кошка глубоко уважала, то вот её ученица вызывала скорее чувства смешанные с неприязнью, непониманием. Вздохнув, Сумеречная подождала, пока эта простофиля не заметит её, ибо шла то кошка прямо влоб, вот только та была настолько увлечена своей лапой, что когда трехцветная попыталась увернуться, эта особа накалилась на неё со всем своим весом, едва не провалив на спину Глашатую.
- Ты когда-нибудь будешь смотреть вперёд?
"Я совсем не удивлена, что именно ты попалась на ловушку двуногих". Но вместо озвучивания своих мыслей, Горчица лишь слегка поморщилась, на что Ивушка вздернула свой розовый нос, отпрянув от неё, точно от огня, и пролепетала что-то на подобии, что её учили смотреть под лапы. Тем не менее она любезно оповестила свою подушку безопасности о словах предводительницы, после чего заковыляла в другую сторону. И, выдохнув комочек теплого пара, наша героиня отправилась на выполнение задания - к разговору с Беззвездной Ночью.
- Ты хотела меня видеть?
Тут же осведомилась она, , выгибая ровную спину и дергая темными ушками.  Предводительница выглядела несколько странно, будто настроившись на собственную волну, тем не менее кошка боле не проронила ни слова, послушно дожидаясь ответа.
- Полностью ли заполнена яма с дичью?
"Не доверяет или проверяет?" Слегка вздернув пушистым хвостом, кошка посмотрела на маленькие комочки вдали, что как раз играли возле предмета их обсуждения.
- До краев, но впереди сезон Голых деревьев, так что уже сейчас необходимо начать заготавливать припасы. Сегодня днём шёл снег.
Подметила разношерстная, краем глаза следя за реакцией предводительницы, совсем не скрывая от неё этого взгляда.
- Я хочу проверить дальнюю границу. В последние дни до туда не доходил ни одни патруль, все были заняты охотой. Ты со мной?
- А может быть иначе? Заодно надо бы проследить, чтоб Ветряные не отхватили себе свободный кусок-другой земли. В последнее время с их стороны идёт большая активность, на сколько я могу судить. - Взбодрившись, ответила та. Она всегда любила выбираться на задания из лагеря, вот только не часто это происходило в последнее время. - Также, думаю, эта разведка будет полезна моему ученику. Ты не против? ... Волчонок! Иди сюда, есть кое-что по-интереснее пробы земли на мягкость.
Не слишком громко, но так, чтобы полудремлящий оруженосец мог это услышать, прикрикнула глашатая. Пообещав поставить этого серого на все четыре лапы прежде, чем подойдёт черед к его испытанию, Горчица взялась обучать его за место прошлого наставника меньше четверти луны назад, так что толком они и не общались, вот и нашла кошка отличный вариант, так сказать.
- Пойдёшь с нами к границам. - Уверенно заявила она, воспользовавшись приходом Золы, как отвлекающий маневром для Беззвёздной ночи, она быстрым движением наклонилась к уху подопечного. - Я доверяю тебе, так что не смей оплошать.
Прошептав и тут же отстранившись, глашатая кивнула Золе в знак уважения и стала ждать последующих указаний.

Отредактировано Горчица (2017-01-08 03:12:25)

+2

15

День проходил весьма быстро. В сезон Голых Деревьев вечереет очень рано, что не на лапу охотникам, не говоря уже о покрытой снегом земле. Для Волчонка это была первая холодная пора в лесу, которая встретила его с весьма грубыми объятиями: шерсть плохо защищала от морозного ветра, а подушечки лап сводило от пребывания на промерзлой жесткой земле. Шла она невыносимо долго, что было поводом для постоянной мысленной ругани, подобно дряхлому старейшине. Несмотря на это, он сегодня весьма неплохло поохотился, и в данный момент, подогнув лапы под живот, скукожился над небольшой полевкой. Как не странно, аппетита у него не было совсем, и Волчонок просто изучал мертвого зверька своими желтовато-зелеными щелочками глаз, и тихо выпускал облачка пара, пытаясь согреться. В этот момент  до него дошел знакомый, но непривычный возглас:
- Волчонок! Иди сюда, есть кое-что по-интереснее пробы земли на мягкость. - это была Горчица, молодая глашатая, по совместительству новый наставник серого котика. Прошлый погиб в сражении с лисой, забредшей на территорию. Характер у него был не сахар, и юный ученик в силу своего упрямства с ним совершенно не ладил. Сейчас же ему назначили саму глашатаю, к счастью или нет. Привыкнуть будет сложно, она же правая лапа предводителя, все-таки. Решив не заставлять Горчицу ждать, Волчнок чуть скривился, но встал с нагретого клочка земли, и, так и не откусив ни кусочка, толкнул полевку обратно в кучу с дичью. Выпрямившись, он за секунду размял затекшие лапы и быстро подошел к новой наставнице.
- Да, Горчица? - на одном дыхании выпалил он, слегка поджимая мёрзнувшие лапки.
- Пойдёшь с нами к границам - заявила та, и тут же нагнулась к самому уху своего ученика и добавила: - Я доверяю тебе, так что не смей оплошать. - на что серый хотел было фыркнуть, но сдержался и молча кивнул, глянув прямо ей в глаза. "Не облажаться - мое второе имя" - упрямо подумал он, хоть и в этот момент почувствовал легкую гордость. В этот момент подошла Зола. "Какой солидный у нас патруль. И Беззвездная Ночи, и ее глашатая... Намечается что-то серьезное?" - повел ухом Волчонок, вспомнив, что патрулей в последнее время почти не было. В этот момент по шкуре прошел холодок интереса в предвкушение следующего задания. Он всегда интересовался другими племенами, но так и не разу не побывал на Совете, и возможно сейчас его шанс посмотреть на них сквозь щелочку. Как говорится - держи друга близко, а врага - еще ближе.

Отредактировано Волчонок (2017-01-08 21:16:55)

+2

16

Подтащив на большом лопухе очередную порцию поломанных ежевичных веток, которые должны стать отличным дополнением к живой стене, сумрачная кошка устало, но довольно, выдохнула. Чернокрылка будет счастлива, когда узнает, что очередная ее задумка оказалась выполненной.
Оглядев трудящихся, Зола споткнулась взглядом о щуплую неподвижную фигурку.
- У-у, -- протянула старшая воительница, подходя ближе к, как оказалось, ученику, который вот уже битые пять минут гипнотизировал стену перед собой, -- мыслительный процесс дается тебе так тяжело, лягушонок?
Оруженосец вздрогнул всем телом и задрал голову, натыкаясь взглядом на Золу. Кошка же, тем временем, выжидающе склонила голову набок.
- Я… -- начал было провинившийся, но его перебила проходившая мимо Ивушка. Одарив черную бестию искренней улыбкой, она передала слова предводительницы. Поведя ушами,  Зола фыркнула неоднозначно кошечке и оглянулась. Беззвездная Ночь действительно сидела на другом конце поляны, о чем-то беседуя с Горчицей.
- Заканчиваем на сегодня, приберите весь мусор и можете расходиться. -- отчеканила черная воительница и поднялась со своего места, неспешно направившись в сторону дочери. При взгляде на свое дитя внутри все сразу же оттаяло, а былое легкое раздражение будто лапой сняло.

Бесшумно, будто гадюка, бестия оказалась рядом с предводительницей и глашатаем. Успев незаметно ласково коснуться хвостом плеча дочери, Зола приветственно кивнула Горчице и ее ученику. Не слыша всего разговора, кошка быстро смекнула, о чем идет речь, а потому тут же подала голос.
- Дело благородное, -- сухо произнесла старшая воительница, лениво скользя взглядом по организовавшемуся патрулю. Вряд ли, конечно, кому-то из племен вообще сейчас выгодно совать свой нос на чужую территорию, но метки на границах действительно обновить стоило.
- Укрепление стены почти закончено, -- сделав небольшую паузу, добавила Зола, для проформы отчитываясь перед Горчицей и Беззвездной Ночью.  Прекрасно осознавая при этом, что она могла бы и вовсе ничего не говорить, в конце концов, ведь она самолично вместе с дочерью планировала это мероприятие и просчитывала временные рамки. Но не поставить в известность Горчицу -- верх невежества, авторитет глашатая должен был быть неоспорим.
Дернув кончиком уха, кошка мысленно отмахнулась от роя мыслей. Официальный «долг» на сегодня она выполнила, осталось только дождаться указаний от Беззвездной Ночи, на которую Зола и обратила свой взор.

+1

17

Волчонок подошёл сравнительно быстро, не упрекнуть даже. Этот юный комок серого меха... Неужели и она, Горчица, когда-то была таковой? Слабо верится, даже учитывая, что лун ей от роду всего 30 с лишком. Ученик кивнул и, удовлетворенная такой реакцией, глашатая вернулась взглядом к чёрной кошке.
Зола, мать Беззвездной Ночи, ответстенная и статная, когда-то она была самым настоящим идеалом для юной Пылинки, но кошка не особо обращала внимание на пару восхищенных глаз, что послужило одним из факторов становления трехцветной таковой, какая она есть сейчас.
- Укрепление стены почти закончено.
Отчиталась Зола, на что кошка удовлетворительно кивнула. Да, та была старше, но и у Горчицы есть свои преимущества и обязанности. Когда-нибудь она, возможно, станет предводительницей целого племени.
Между тем Беззвездная Ночь почувствовала себя плохо. Это было видно по её глазам, которые вдруг потемнели. Быстро сообразив что к чему, глашатая окликнула целительницу и чёрной пришлось с возмущением удалиться в палатку врачевательницы. Что же, похоже их маленькая вылазка откладывается на неопределенное время. Кошка выдохнула небольшой клубочек пара и обернулась к соплеменникам.
- Яма с дичью заполнена. - Говорила она тихо, все более повышая свой голос по нарастающей. - И на сегодня у нас больше нет важных дел. Уже поздно, так что советую вам привлечь перед ночью Совета, она потребует много сил.
Разношерстная немного нахмурилась, но все же успокоилась себя и ещё чуть звонче добавила.
- Я обойду лагерь. Часа через два все должны быть на поляне.
"Ну, почти все". Про себя приметила кошка, взглядом провожая обывателей племени к палаткам. Дело оставалось за малым, всего-то привести под своим руководством племя на совет, а как предводительницей станет легче, так она их и догонит. Понимая характер Беззвездной Ночи, рассудила кошечка и осталась наблюдать за ходом племени у скалы.
<----->
- Сумрачное племя! - Раздался голос юной глашатой над всем лагерем и, подождав пока большинство соберется под скалой, продолжила. -Как вы все знаете, сегодня наступает ночь Совета всех четырёх племён. Однако наша уважаемая предводительница не очень хорошо себя чувствует. Беззвездная Ночь нагонит нас позже, вас поведу я!
С этими словами кошка легко с прыгнула со скалы, мысленно досчитав до пяти и, возглавив собравшийся отряд, повела соплеменников к скале совета.
-----> Четыре дерева

Отредактировано Горчица (2017-02-02 23:52:47)

+2

18

Зола молча и сыто вглядывалась в морду Беззвездной Ночи, любуясь обожаемой дочерью. А потому, перемены во внешних чертах дитя она заметила первой. Янтарные глаза распахнулись чуть шире, уши нервно дрогнули, как и пасть, приоткрывшаяся для того, чтобы озвучить вопрос, но тут же захлопнувшаяся. Горчица тоже быстро приметила тревожные перемены в Чернокрылке, тут же без лишней паники подозвав проходящего мимо целителя. Умница крошка.
Сглотнув вязкую слюну, Зола с усилием подавила рвущуюся наружу тревогу, чудом удержавшись от того, чтобы последовать за дочерью в палатку.
- Принято, -- оторвав взгляд от отдаляющейся черной фигуры, кивнула старшая воительница, поднимаясь на лапы. Чтобы слышать слова глашатая не требовалось поддерживать зрительный контакт. Махнув хвостом, Зола едва ощутимо коснулась кончиком бока Волчонка. Сложно сказать, был ли это призыв к выполнению указаний Горчицы или скупое ободрение, что само по себе было редкостью со стороны сварливой кошки. Не встречаясь взглядом с оруженосцем, старшая воительница, больше не медля, с привычной отточенной грацией двинулась в сторону палатки воителей. Впрочем, лишь для того, чтобы улечься на выходе, прикрывая глаза, будто погружаясь в дремоту, а на самом же деле чутко отслеживая все происходящее на поляне.


[………]

Глубокий вдох, протяжный выдох, маска на морду, вуаль на обливающееся кровью сердце. Позиция «нападай первой»: «Что за сомнение я слышу в голосе! Что с Беззвездной Ночью? Ничего серьезного, просто переутомление.»
Из палатки мнительная Зола выходила, можно сказать, «во всеоружии», готовая и к подстрекательству, и к щекотливым вопросам. Ничто в ней не показывало волнения, будто все так и было задумано, все шло своим чередом, ни единого отклонения от задуманного графика, ни единой кочки.
- Бесчувственная мать…, - донесся до дрогнувшего уха шепот умалишенных стариков. Лишь горделиво вздернув подбородок, сумрачная воительница заняла свое привычное место под скалой.
Горчица прекрасно держалась, следовало отдать ей должное. Более того, Зола была благодарна ей за уверенность в Беззвездной Ночи. Очередное доказательство того, что остановить выбор на подающей надежды трехцветной кошечке – было правильным решением.

Когда с официальной частью сборов было покончено, Зола первая двинулась с места, молчаливой тенью следуя за лидером.
- Исключительно ценный опыт, -- негромко, с привычными стальными нотками уверенности в голосе, произнесла Зола, так, чтобы никто кроме Горчицы не слышал этих слов. И неизвестного, успокаивала ли таким своеобразным способом старшая воительница глашатая, или больше себя. Она, безусловно, первой встанет на защиту авторитета дочери, глашатая или племени, и не это сейчас беспокоило Золу. Совет вообще не тревожил умудренную опытом кошку, заботило ее только здоровье драгоценного и единственного чада. Где она допустила ошибку? Где просчиталась? Где не уберегла? И плевать, что речь идет о главе племени. В материнском сердце Беззвездная Ночь по-прежнему была маленькой Мглушой.

[ --> Четыре дерева]

Отредактировано Зола (2017-02-04 16:58:34)

+2


Вы здесь » Cats Warriors. Pride and Prejudice » Лагерь племени теней » Главная поляна